Дал деру. В Киеве от конвоиров сбежал арестант

Прокуратура Шевченковского района Киева начала досудебное расследование по факту халатности милиционеров, допустивших побег арестанта из-под стражи.

ЧП произошло 17 сентября возле здания Шевченковского райсуда столицы.

Работники конвоя вывели подозреваемого в грабеже и разбое из здания суда, где ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Оставив мужчину в автозаке, милиционеры вернулись в суд за другими арестованными. В это время, воспользовавшись отсутствием конвоиров, 24-летний подозреваемый вышел из автомобиля и скрылся в неизвестном направлении.

Сейчас поисками беглеца занимаются органы милиции, по факту его побега открыто уголовное производство.

В то же время следователями прокуратуры сведения о служебной халатности, допущенной работниками милиции, внесено в ЕРДР с предварительной правовой квалификацией ч.1. 367 УК Украины. Продолжается следствие.

В свою очередь в столичном главке милиции сообщили, что для розыска и задержания беглеца задействованы определенные силы личного состава киевской милиции, и также добавили, что по факту инцидента будет назначено служебное расследование в отношении сотрудников конвойного полка.

«Прокачу с ветерком!» — любил в шутку говорить своим татуированным пассажирам водитель автозака, из которого недавно в конечном счете эти самые зэки и дали деру. После серии громких побегов арестантов теперь все «четырехколесные перевозчики» на особом контроле. Силовики уверяют, что дело не в плохой охране, а в… люках на крыше, которые словно манят узников на свободу. Претензии к конструкции машин и условиям перевозки есть и у правозащитников.

Например, они выяснили, что в биотуалетах, которые установили в некоторых автозаках, теперь транспортируют… людей. Но все-таки причина частых побегов из тюремных автомобилей, по мнению активистов, кроется вовсе не в технических особенностях машин. В чем именно — попытался выяснить корреспондент газеты «МК».

Напомню только два последних громких ЧП, случившихся недавно с конвойными спецавтомобилями.

Из «ГАЗ-3309» сбежал 17-летний гражданин Таджикистана, арестованный судом за кражу и грабеж. Он виртуозно пролез через люк на крыше автозака. При этом никто из охранников ничего не заподозрил.

8 августа на 85-м км МКАД трое опасных преступников один за другим выбрались из открытого на крыше люка и тут же скрылись. Конвоиры якобы не заметили побега и не остановили машину.

МВД сразу заявило, что причина побегов — в конструкции новых моделей автозаков, которые были выпущены в последние годы. К слову, по сути, они ничем не отличаются от прежних. Ведомство даже решило провести техническую экспертизу, которая, однако, фактически ничего не дала. Спецавтомобили для перевозки людей делаются исключительно по ГОСТу. Производителям нет смысла отступать от технических требований, поскольку их клиентами являются исключительно госструктуры — ФСИН и МВД.

Представьте себе грузовик или автобус, внутри которого два отделения с перегородкой. Один отсек для конвоиров и второй (побольше) непосредственно для заключенных. Внутри второго есть еще одна-две малюсенькие одиночные камеры, которые называют «стаканами» и в которых перевозят самых опасных злодеев — так путешествовал в свое время битцевский маньяк. В «стаканах» также возят женщин и заключенных с самым низким соцстатусом («обиженных»). Их ведь нельзя держать вместе с другими во избежание изнасилований.

Новые или старые модели автозаков — внутри, как мы выяснили, все равно одинаковые. Интерьер, мягко говоря, аскетичен. Решетки на окнах, железные скамейки… Все — от пола до потолка — в стальных пластинах, которые нереально распилить. Сбежать отсюда может, ей-богу, только тот, кто обладает способностями фокусника Гарри Гудини. Но тот самый пресловутый люк, на который ссылаются полицейские, действительно есть. Правда, открыть его без лома не удастся. Правозащитники пробовали — сил не хватило… Выходит, в тех случаях, когда заключенные сбегали, — либо люк был плохо закрыт, либо у них с собой был инструмент.

— В салоне по инструкции должен сидеть минимум один конвоир, — говорит руководитель рабочей группы по защите прав заключенных при Госдуме Владимир Осечкин. — Он отделен от заключенных решетчатой дверью, через которую видно все. Стоит арестантам предпринять попытку к побегу, как он по инструкции должен сразу принять меры. Тут же есть стационарный телефон, по которому он может поднять тревогу.

Выходит, у заключенных не было ни единого шанса выбраться. Как же они тогда сбежали? Все просто — конвоиров в салоне не было. Они все втроем сидели в кабине, слушали музыку, болтали.

— Ехать вместе с заключенными в кузове никто не хочет, — говорит один из бывших сотрудников конвоя. — Причин несколько. Во-первых, среди арестантов полно больных. Вот он сидит, кашляет, и я не знаю, что у него — активная форма туберкулеза или ОРЗ?! А рисковать за 20 тысяч рублей в месяц кому охота? У меня семья, дети маленькие. Я не хочу в дом заразу приносить. Во-вторых, внутри просто некомфортно. Там нет кондиционеров, системы вентиляции. Так зимой там дубак, летом — парилка. Кроме того, в автозаках заключенные курят, и реально это газовые камеры — особенно для некурящих.

Конвоиры ФСИН и МВД стараются не садиться в салон к заключенным — и такая ситуация по всей стране. Но что интересно, есть веб-камеры, которые передают картинку прямо в кабину. То есть даже если все конвоиры удобно устроились там, им достаточно просто внимательно смотреть на экран. Это значит, что в побегах наверняка замешаны сами конвоиры. Отличное доказательство тому — случай, произошедший 25 июля 2013 года в Нижегородской области. Там четверо опасных рецидивистов сбежали во время их перевозки из ОВД в СИЗО. Преступники разыграли потасовку между собой, якобы обманули конвоира, избили его. Конвоир на днях арестован по подозрению в сговоре.

— Ни старые, ни новые автозаки с точки зрения побега угрозы не представляют, — уверен правозащитник Антон Цветков. — Но их конструкцию нужно менять. Для этого надо внести изменения в существующий ГОСТ, разработанный еще в советские годы и безнадежно устаревший. В салоне обязательно должно быть отопление, кондиционер. Одиночные камеры — это вообще издевательство, потому что туда не всякий даже поместится. Я уж не говорю о том, как можно сидеть в таком «стакане» два-три часа, пока автозак едет по московским пробкам. В некоторых спецавтомобилях стали устанавливать биотуалеты. Но есть жалобы, что в биотуалетах перевозят людей, когда нет места в салоне.

— У меня на руках жалобы заключенных, их родственников, — говорит депутат Госдумы, генерал-майор МВД, профессор Татьяна Москалькова. — Заключенные из-за тесноты сидят друг у друга на коленях, ходят по нужде в пластмассовые бутылки… Один автозак забирает арестантов из нескольких СИЗО, что занимает очень много времени, и потом так же развозит их обратно. Люди возвращаются в камеры за полночь. Все это унизительно и нарушает права человека.

Правозащитникам не совсем понятно, зачем закупать для перевозки заключенных в пределах МКАД грузовики типа «КамАЗов», а не автобусы облегченного типа. По принципу — больше влезет? Но ведь из-за этого развозят арестантов по пробкам дольше.

Источник: prokuratura.org.ua

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *