Молодую «Новороссию» похоронит не АТО, а разочарование донбассцев

Власти ДНР начали борьбу с разного рода мутными личностями, занимающимися грабежами и мародерством, замечает киевский журналист-украинофоб Александр Чаленко, сбежавший в Москву.

На днях в ДНР было принято очень жесткое уголовное законодательство: в республике введена смертная казнь за тяжкие преступления. Вводятся военные трибуналы. Начинается реальная борьба не только с врагом внешним, но и врагом внутренним — мародерами, грабителями и насильниками, которые зачастую носят военную форму. 

«Ополченцы что, без «Мерседесов» воевать не могут?»

Читайте также: «Новороссии» создадут государственную символику и учебник истории

 «Саня, помоги», — так иногда начинает свои эмоциональные спичи Женя в последние 3 месяца. Когда-то мы учились с ним в параллельных классах и жили в одном дворе. Теперь он известный в Донецке бизнесмен средней руки. Живет между Калифорнией и Украиной. Там живет, тут работает. Сразу оговорюсь, что у него, как у эмигранта, есть, конечно, проевропейские иллюзии, но никаких симпатий к бандеровцам и украинским националистам у Жени не было и нет.

Правда, в столице Донбасса он теперь не живет — перебрался в Киев. В Новороссии теперь настали не лучшие времена, как для занятий бизнесом, так и вообще для ведения «буржуазного образа жизни» с хорошими машинами, с добротными домами и офисами.

Смотрите также: Боевики «ДНР» занимаются грабежами и мародерством (ВИДЕО)

И не только потому, что идет война. Один из главных бичей молодого государства, и об этом прямо говорят, в том числе и руководители и ДНР, и ЛНР, это мародерство, зачастую встречающееся среди ополченцев, или, во всяком случае, среди вооруженных товарищей, представляющихся «ополченцами ДНР» или «депутатами ДНР».

Вот эти самые «товарищи» начинают «отжимать» дорогие машины у дончан и вообще незаконно отбирать собственность, заселяться в их квартиры и коттеджи. Мало того, были случаи похищения людей с требованием выкупа. Помочь в некоторых таких ситуациях и просит меня Женя. Приходится помогать. Как правило, вроде как проблема решается. С моей помощью или без нее. Но, как говорится, осадок-то остается.

Читайте также: Турчинов уехал в пекло

Женя в середине июля мне с негодованием рассказывал:

— Саня, ты же Колю из третьего подъезда, конечно же, помнишь? Он сейчас бизнесмен-девелопер. Кстати, твоих, пророссийских взглядов человек. Так вот, у его жены отобрали ключи от машины. Наехали на беременную женщину (девятый месяц), еле-еле ходит. Пытались забрать «Инфинити».

Сначала один наехал — она не отдала. Потом приехали на машине, возле ее дома попытались запихнуть в свою машину (ополченцы были вооружены автоматами). Позвонила Коле. Он приехал, теперь требуют машину и у Коли. «Мерседес GL». Он не отдает, они поставили возле машины бойца и требуют ключи. Говорят у них приказ. Чей приказ — не сообщают. Позывной ополченца «Тур».

Требуют и документы, чтоб на забранной машине легально выехать. Конечно, победить без «Мерседеса» героям ополчения никак не возможно. Саня, третий часовой уже меняется возле машины, и это в то время, когда война идет! Ну, ведь важнейший вопрос — «Мерседес»! Больше ведь бойцам нечего делать, чем на беременную женщину наезжать.

В итоге Коля как-то договорился с ополченцами и разрулил ситуацию. Помочь ему я не успел.

— Саня, ты пойми, в Донецке нет ни одной стоянки, где бы не «отжали» машину. Ни одной!!! — Женя горячится и уже расходится не на шутку. Рассказывает мне еще несколько аналогичных историй, в которые попали его знакомые.

А вот еще одна ситуация. Это уже середина августа. Передаю ее также в исполнении Жени.

— Ты представляешь, пришли к А., в его дом. Он, если помнишь его по Верховной Раде, депутат был от Партии регионов. Несколько созывов там отсидел. И вот пришли к нему. Мол, мы — ополченцы. Говорят: у вас такой хороший дом. Мы теперь будем жить у вас. Вы же друг Таруты. А Таруту все пророссийские предателем Донбасса и пособником Киева считают. Ведь его Турчинов губернатором Донецкой области назначил. Но А. вообще никакого отношения к Таруте не имел — не работал с ним никогда и не дружил. В общем, А. в ужасе. Саня, поговори там, как журналист, с руководством. Они журналистов боятся.

Я прошу Женю передать А., чтобы он спросил у этих ополченцев их позывные и командира, который их прислал.

Через некоторое время Женя радостно передает благодарность от А.

— Саня, он просит тебя поблагодарить. Начал, как ты посоветовал, спрашивать их позывные, а они их не называют. Он сразу понял, что тут что-то не то. Обратился «куда следует». Оказалось, что это обычные самозванцы. В общем, их выкинули из дома. Руководил всем генерал Х.

А. просил тебя, если ты будешь с руководством ДНР разговаривать, то пусть они этому генералу вынесут благодарность.

Вот примерно такие случаи происходят в Донецке. Пик их, как полагает Женя, пришелся на июль.

Чем еще заниматься 28 полевым командирам, если не бандитизмом…

Женя еще с апреля рассказывает мне подобные истории. «Предприятие Керамет (директор Владимир Бублей). У предприятия гараж. Пришли и, угрожая охране, забрали 9 авто… А вот предприятие «Каргилл» «разбомбили» все, а что не «разбомбили», то просто украли», — вот примерно такие рассказы я слышал от Жени, по крайней мере, раз в неделю.

Я, признаюсь честно, им поначалу не верил. «Да это какие-то 90-е. Преувеличивает. Да быть такого не может. Просто Новороссии не хочет. Боится нового Приднестровья. Вот и клевещет или попросту преувеличивает», — помню, уговаривал я себя.

Но потом стал расспрашивать своих друзей, как в ДНР, так и в ЛНР, причем людей, абсолютно преданных Новороссии, при этом участвовавших в Русской весне. И они, о ужас, подтвердили рассказы Жени, и в их городах происходили аналогичные вещи.

«Ты даже не представляешь, как это среди простых людей дискредитирует идею Новороссии, идею независимости от Украины. Просто люди начинают воспринимать наши республики, как территорию махновщины, бандитизма и беспредела. И такому положению вещей надо положить конец самым что ни на есть жестким и жестоким способом. Мародеров надо расстреливать. Вот как это делал Стрелков в Славянске, когда среди его ополченцев завелись такие. Нельзя на это закрывать глаза», — говорит мне моя знакомая по имени Алена, обитавшая до самого последнего времени в Краснодоне, пока ей с детьми не пришлось уехать в Ростов.

А это свидетельство одного из ведущих луганских телевизионщиков. Его имя называть не буду. «У моего товарища, который обеспечивал связь между разрозненными группами ополчения в ЛНР, как-то отобрали его дорогую машину, на которой он ездил между отрядами. Просто под дулом автомата, заставили из нее выйти и отдать ключи. СМЕРШ потом ее нашел. Взяли и мародеров. Ими оказалась группа добровольцев из Норильска. Они месяц действительно повоевали, потом решили уехать домой. Чтоб не возвращаться туда с пустыми руками, решили отжать дорогие машины. В итоге — у них нашли аж девять машин. Взяли на границе».

Выслушав все эти рассказы, я долго думал, как это могло произойти. Как одновременно можно идти на смерть за высокую идею Новороссии и в то же время заниматься банальным грабежом у своих собственных граждан.

— А что ты хочешь, Александр? Ты знаешь, что до прихода Стрелка в Донецк в Донецкой облгосадминистрации было аж 28 полевых командиров. Они заперлись на этажах и никого к себе не впускали. Чем они там занимались, никто не знал. Они к себе никого не подпускали. И многие из них не столько воевали, на фронте их никто не видел, сколько попросту грабили население. Вот отсюда и все эти самые «отжатия» машин, крышевания, похищения людей, и прочие нехорошие вещи. Стрелок всех их разогнал: кого разоружил, а кого просто переподчинил себе. Вот с его приходом в Донецк и началась реальная борьба с мародерством и бандитизмом, — поясняет мне ситуацию один из руководителей Донецка по имени Иван.

Он надеется, что улучшение обстановки на фронте даст возможность высвободить силы, чтобы навести порядок в двух новороссийских республиках.

Причины всех этих «негативных явлений» понятны: когда Партию регионов и ее назначенцев отодвинули от власти, когда исчезла милиция, а новая власть только начала формироваться, в Донбассе и всплыли разного рода мутные личности. Теперь настало время всех их «отжать». Под корень. Как они «отжимали» у граждан авто. И делать это надо быстро. А то молодую Новороссию похоронит не АТО, а разочарование донбассцев в ней.

По материалам РИА Новости