Гибкий Сечин куда-то увел $11 млрд

«Роснефть» поручилась перед Мадуро и еще непонятно, перед кем.

Поручительства «Роснефти» — вещь такая же недоступная общественности, как и, например, зарплата руководителя концерна Игоря Сечина. В свое время публикация лишь предположительных сведений о доходах главы госкомпании создала серьезные проблемы для редакции журнала Forbes. Но эта сумма меркнет в стравнении с тем, сколько денег «Роснеяти» достается финансовым учреждениям, даже названий которых мы не знаем.

«Не будем называть имен»

В 2016 году «Роснефть» предоставила неназванным банкам поручительства на €9 млрд сроком до 2022 года, говорится в годовом финансовом отчете компании. Это сделано «с целью обеспечения гибких условий поставок и расчетов по договорам трейдинга углеводородами». Что это за обязательства, по которым поручилась «Роснефть», и чьи они, в отчете не раскрывается. Представитель компании сказал, что для увеличения эффективности деятельности и повышения маржинальности продаж трейдинговые контракты «Роснефти» могут предусматривать предоставление поручительств в пользу третьих лиц. Контрагентов и условия он не раскрыл.

По состоянию на 31 декабря 2016 года вероятность наступления событий, приводящих к требованиям по этим договорам поручительства, оценивалась как крайне низкая, уточняет «Роснефть». Ранее компания в своих отчетах по МСФО (доступны с 2011 года) не сообщала о подобных поручительствах по трейдинговым операциям.

В январе 2017 года «Роснефть» заключила пятилетний (то есть до конца 2021 года) контракт на поставку нефти в адрес британской QHG Trading — совместного предприятия швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фонда QIA. В декабре консорциум Glencore — QIA стал акционером «Роснефти», купив 19,5% акций компании. Общий объем поставок по трейдинговому контракту на протяжении пяти лет составит от 22,5 млн до 55 млн т, сообщала «Роснефть». При текущей цене нефти Urals и по нижней границе (22,5 млн т) законтрактованный пятилетний объем оценивается примерно в €8 млрд. Но предоплаты по контракту нет, говорит представитель «Роснефти». Это значит, что банковское финансирование или гарантии, которые обычно сопровождают такие контракты, могло и не понадобиться. Предыдущие контракты с трейдерами Glencore, Vitol и Trafigura на поставку им нефти «Роснефть» заключала на условиях предоплаты.

В отчете по итогам девяти месяцев 2016 года «Роснефть» ничего не сообщала о поручительствах по трейдинговым операциям, а в четвертом квартале сообщала только об одном новом поставочном контракте — с Glencore в рамках приватизации 19,5% «Роснефти», говорит аналитик Екатерина Родина. Представитель Glencore сказал РБК, что по этим вопросам нужно обращаться к «Роснефти». Представитель «Роснефти» в ответ на вопрос о поручительствах и трейдинговых операциях сообщил, что долгосрочные контракты компании предусматривают поставки нефти, нефтепродуктов, СПГ в рамках трейдинговых операций более чем в 40 странах мира с десятками крупных мировых компаний. «Для реализации этой работы «Роснефть» использует различные инструменты, в том числе гарантирующие исполнение сторонами своих обязательств», — сказал он.

В 2016 году «Роснефть» разместила ряд структурированных депозитов «в высоконадежных российских банках» с целью участия в трейдинговых сделках, а также для проведения текущих сделок по слиянию и поглощению и для финансирования поставок нефти на Кубу и в Венесуэлу, говорится в материалах компании, сопровождающих отчетность. Структурированные депозиты, как правило, сочетают в себе стандартный депозит и опционный (форвардный) контракт, позволяющий дополнительно заработать на росте цены какого-либо актива (например, нефти). В отчете также говорится, что в 2016 году «Роснефть» заключила договоры о размещении депозитов сроком до 2022 года в долларах и евро на сумму, эквивалентную 400 млрд рублей. Не ясно, идет ли речь об одних и тех же депозитах и связаны ли они с поручительствами компании на €9 млрд.

У «Роснефти» есть и собственные трейдинговые операции, например через швейцарскую Rosneft Trading S.A. Трейдер занимается поставками нефти и нефтепродуктов, а также СПГ. Также «Роснефть» летом 2016 года договорилась о встречных поставках нефти и нефтепродуктов с венесуэльской PDVSA. «Роснефть» поставляет нефть в Венесуэлу, и при этом PDVSA также отдает свою нефть «Роснефти», выплачивая тем самым авансы (фактически кредиты), предоставленные российской компанией.

Возможно, «Роснефть» поручилась по банковским кредитам для прямых покупателей ее нефти, речь может идти о контрагентах «Роснефти» в развивающихся странах, говорит старший аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. Венесуэла сейчас испытывает проблемы с поставкой нефти по своим долгосрочным контрактам, за которые получила предоплату, напоминает Нестеров. Не исключено, что PDVSA для привлечения кредитов и расчетов с «Роснефтью» могло понадобиться какое-то поручительство, предполагает аналитик. Вторая проблемная страна, которой могли бы потребоваться поручительства по кредитам, — Куба, отмечает Нестеров. В сентябре 2016 года лидер Кубы Рауль Кастро в письме просил президента Владимира Путина рассмотреть возможность налаживания стабильных поставок нефти и нефтепродуктов на Кубу, источник в «Роснефти» говорил РБК, что поставки на Кубу логистически возможны, поскольку «Роснефть» уже поставляет нефть в Венесуэлу.