Энергетический подтекст российского «вторжения» в Сирию

С момента появления информации о переброске в Сирию российских вооружений появилось немало версий причин, которые побудили РФ осуществить военное вмешательство на стороне режима Б. Асада. Согласно одним версиям Россия пытается сформировать себе имидж миротворца и борца с международным терроризмом и смягчить позицию Запада относительно поддержки Кремлём донбасского сепаратизма. Согласно другим — В. Путин «готовит в Сирии ловушку для Б. Обамы» и, добившись успехов в борьбе с противниками Б. Асада, собирается потеснить интересы США на Ближнем Востоке.

Версий много, но суть одна. Готовилась РФ к военному вмешательству в Сирии основательно. В 2013-2015 гг. в сирийский порт Тартус было совершено 114 рейсов российских больших десантных кораблей. Один такой корабль может перевезти от 480 до 1000 тонн военных грузов, включая бронетехнику, автотранспорт, самоходные артсистемы, живую силу.

Но это не значит, что Россия вмешалась в Сирию по сугубо политическим мотивам.

Вероятно, Россию беспокоят перспективы постконфликтного развития на Ближнем Востоке в энергетической сфере. В случае свержения режима Б. Асада и прихода к власти в Сирии признанных Западом оппозиционных сил по ливийскому сценарию, восстановления конституционного порядка в соседнем Ираке может быть достигнута договорённость о транзите энергоностителей из государств Персидского залива в Турцию и страны ЕС через территорию стран региона. Экспортировать природный газ из Персидского залива в ЕС в трубопроводах дешевле и удобнее, чем доставлять в танкерах морским путём. Бытует мнение, что одной из причин поддержки сирийской оппозиции Западом и нефтяными монархиями в гражданской войне в Сирии стал отказ Б. Асада позволить Катару реализовать проект газопровода (Катар-Саудовская Аравия-Иордания-Сирия-Турция) через территорию своей страны. Также существует проект газопровода через территорию Ирана, Ирака, Сирии и Ливана (Персидский газопровод) для доставки природного газа из месторождения Южный Парс/Северная Дома потребителям Европы и Восточного Средиземноморья. Интерес к реализации проекта подчёркивает выход нефтегазового сектора Ирана из под международных санкций и курс ЕС на диверсификацию направлений импорта природного газа. Среднесуточные поставки природного газа из РФ в ЕС в 2014 г. снизились с 98 до 24 млн. куб м. Проекты Персидского и Катарского газопроводов предусматривают возможность прокачки 3,9 млрд. куб. м природного газа в сутки. В ЕС декларировали планы по увеличению импорта природного газа из Катара до 50 млрд. куб. м в год. Рост импорта катарского газа позволит сократить долю РФ на газовом рынке ЕС с существующих 30% (161,5 куб. м) до 18,7%. Ещё больше РФ потеряет, если в Европу устремится голубое топливо из Ирана.

Оказывая военную помощь режиму Б. Асада, Россия рассчитывает продлить мораторий на реализацию проектов альтернативных газопроводов.
Кремль также не может не волновать снижение на 40% валютных поступлений в казну от продаж нефти и природного газа из-за снижения мировых цен на чёрное золото. Группировки боевиков контролируют нефтегазовые месторождения на востоке Сирии. Ежесуточно добывается около 380 баррелей нефти, которая продаётся на теневом рынке по ценам ниже рыночных (30-40 долл. за баррель) компаниям-посредникам, включая турецкие, для последующей реализации в виде готовых нефтепродуктов в страны ЕС. Российские военные намерены помочь Б. Асаду вернуть нефтегазовые месторождения под свой контроль. Цена российской помощи проста: готовность Сирии поднять цены на свою нефть. РФ взяла паузу в эскалации конфликта на Донбассе до стабилизации цен на мировом рынке нефти, к которым привязаны цены на газ.

В некоторых российских источниках допускается возможность проведения РФ военной операции в Сирии, чтобы продемонстрировать «эффективность, наглядность, а не масштаб». Например, освободить сирийский город, нефтегазовое месторождение или иной важный объект.
Стоит ли российским войскам ожидать прогулку в пустыне? Представители Исламского Государства уже пообещали России повторение Афганской войны 80-х. Хотя в данном случае корректнее было бы провести параллель с особенностями Второй войны в Заливе 2003-2011 гг. США наглядно осуществили свержение режима С. Хуссейна в Ираке. Достаточно вспомнить победную реляцию Дж. Буша-мл. «миссия выполнена» на борту авианосца «Авраам Линкольн» 1 мая 2003 г. Но за 1,5 месяца данной «миссии» США потеряли 172 человека погибшими, 1621 ранеными. Было подбито 74 танка, 63 БМП, 105 БТР, 4 САУ и 91 автомобиль, потеряно до 15 боевых самолётов, 22 вертолёта и 9 БПЛА. Не говоря уже о последующих потерях американской армии в ходе 8 лет изнурительной военной кампании против суннитских группировок, которые перешли к тактике партизанской войны и сегодня составляют костяк 200 тысячнойа «армии» Исламского Государства. США потеряли 4 423 солдата и офицера погибшими, 31 941 ранеными и истратили 1,7 трлн. долл. на военные расходы. Б. Обама вывел войска из Ирака под давлением общественности, утешая себя мыслью о том, что США смогли установить контроль над ключевыми нефтяными месторождениями страны. Проводить наземную операцию в условиях партизанской войны сложно и дорого. Поэтому США и союзники по коалиции ограничиваются авиаударами по позициям противника. На земле воюют курдские военные формирования, сирийская оппозиция и иракская армия.

Не исключено, что российская армия точно так же завязнет в «осином гнезде» Сирии. Это повлечёт за собой рост военных расходов, что нежелательно для Кремля в условиях социально-экономического кризиса. Можно долго и упорно рассуждать о том, что РФ научилась воевать с партизанами на Северном Кавказе. И что пассивная реакция международного сообщества является подспорьем для геополитических манёвров России на Ближнем Востоке. РФ скорее не победила во Второй Чеченской войне, а «купила» лояльность одного из местных тейпов (кланов) Кадыровых. Это не позволяет завуалировать активность боевиков в Чечне и соседнем Дагестане. Компетентность российских военных в непривычных условиях пустыни спорна.

Не стоит забывать и об опциях, которые могут быть применены со стороны сил коалиции. Учитывая «озабоченность» Запада относительно прямой конфронтации с РФ, для диверсий могут быть задействованы наёмники и специалисты частных военных компаний. По данным аналитического центра ICSR, около 200 (из 11 тыс. чел.) солдат удачи воюют против режима Б. Асада и исламистов в составе Свободной армии Сирии, Бригады аль-Тафид, Ахрар аш-Шам. Среди них есть ветераны элитных подразделений США, Британии, Франции и других западных стран. Их количество может расти, если за сбитые российские самолёты, вертолёты и уничтоженную бронетехнику будут хорошо платить. Не исключены тайные операции спецподразделений ЦАХАЛ, судя по обеспокоенности официальных лиц Израиля в связи с появлением российских войск в Сирии. Несмотря на то, что российское общество восприимчиво к значительным военным потерям, у международного сообщества сформируется впечатление об неэффективности российской армии. Для справки: во время 5-дневной войны в Грузии в 2008 г. грузинские военные сбили из устаревших советских систем ПВО более 10 военных самолётов России. Потери в Сирии, где РФ наступает на те же грабли, что и США в Ираке, будут выше. Не существует отдельной резолюции СБ ООН, регламентирующей применение силы РФ в Сирии. Никто не будет нести ответственности за диверсии против российских войск на территории третьей страны, которая полна противоборствующих разношёрстных военизированных группировок. Говорить об эффективности российского вмешательства в Сирии для удовлетворения энергетических интересов преждевременно.